Крещение Руси

Как крестили Русь

Воспользовавшись каким-то недоразумением, Владимир осадил принадлежавший империи город Херсонес Таврический, или, по русскому произношению, Корсунь. Когда Корсунь была взята, Владимир немедленно отправил посольство в Константинополь к тогдашним императорам Василию и Константину с просьбой, во-первых, прислать для нарождающейся русской Церкви иерархический чин и, во-вторых, отдать замуж за него — русского князя — сестру императоров царевну Анну. Императоры согласились под условием, чтобы русский князь прислал им в помощь своих воинов для борьбы с одним их полководцем, который поднял знамя восстания.

Женившись в Корсуни на царевне и заручившись обещанием императоров прислать митрополита и епископов для будущей русской церкви, Владимир взял с собой много священников и некоторые святыни и возвратился в Киев.


Крещение Киева

По возвращении Владимира из Корсуня, началось крещение киевлян. Оглашенные к принятию христианства славяно-русскими и греческими священниками киевляне с радостью и ликованием шли креститься. Несомненно, были среди них и такие, которые крестились только потому, что все это делали, были и такие, которые не хотели креститься. По словам св. Илариона „благоверие (Владимирово) со властию сопряжено бе» это значит, что упорствовавших креститься заставляли это делать. Владимир крестил всю свою семью и приближенных, а потом велел истреблять идолов. Перуна привязали к хвосту лошади и поволокли с холма, на котором он стоял, в Днепр. Княжьи приставники колотили идола палками, приговаривая:
— Много ты ел и пил, Перунище, будет с тебя! Делали все это „не для того, чтобы дерево чувствовало, а на поругание бесу, который в этом образе прельщал людей; пусть от людей же и возмездие приемлет», замечает в заключение рассказа об этом летопись. Многие из некрещёных бежали по берегу вслед за уплывавшим Перуном и молили его:
— Выдыбай, боже, выдыбай (т.е. выплывай)!

По почину св. князя Владимира в память крещения народа в Киеве был воздвигнут храм во имя Пресв. Богородицы. В пользу этой церкви он отчислил десятую часть своего имения и доходов, отчего церковь и стали называть Десятинной. Всюду по городам тоже стали строить церкви и приводить людей ко крещению. Во глав отдельных городов Владимир поставил в качестве посадников и наместников своих двенадцать сыновей, разослал с ними священников и епископов и повелел крестить всю землю.


Религиозный раскол в Киеве

Не везде это, однако, было легко сделать. В самом Киеве нашлись упорные приверженцы язычества. Страшась мести князя, они бежали в леса и горы и занялись разбоем. По преданию, некто Могута собрал большую шайку таких недовольных, и Владимиру пришлось вести серьезную борьбу с ними.

Чем дальше к северу, тем глуше, дичее была страна, тем меньше видали всяких видов её жители, и тем приверженнее они были к языческой старине. Самый север Руси — Новгородская земля, оказала особенно сильное сопротивление намерению Владимира утвердить здесь христианство.


Подстрекаемые волхвом, прозванным за красноречие Соловьёвым, новгородцы с оружием встретили посланных крестить их Добрыню — дядю Владимира и Путяту. Но и в Новгороде были уже христиане, и существовала церковь Преображения. Новгородцы -христиане стали, конечно, на сторону Добрыни, и сопротивление язычников было сломлено.

Убийство волхва

Язычников силком тащили к Волхову креститься. Долго потом дразнили новгородцев жители других краёв, говоря:
— Вас Путята крестил мечом, а Добрыня огнём.
Нельзя сказать, чтобы и вообще в стране утверждение христианства шло ровно и не встречало сопротивления со стороны приверженцев язычества. Вождями этого сопротивления были волхвы — прорицатели будущего и чудотворцы, по представлению славян-язычников. Надо думать, что волхвы
имели то же значение в жизни славян, какое имеют шаманы у современных дикарей дальнего севера Сибири.

Под 1071 г. летописец рассказывает, как явился волхв в киевской земле и начал проповедовать народу, что через пять лет Днепр потечёт назад, и земли переступят со своих мест на чужие, что греческая земля станет на месте русской, а русская — на месте греческой.
„Невегласи послушаху его, — говоритъ летописец, — верные же смеяхуся».

Смута в народе всё-таки была, и вот „в едину нощь волхвъ бысть безъ вести», т.-е. исчез, был, вероятно, схвачен.
В 1074 году явился волхв в Новгороде. По словам летописи, он „творился аки бог», говорил, что знает будущее, хулил веру христианскую и в доказательство своей правоты обещал пройти со всеми ему верными по Волхову, как посуху.
Новгородцы заволновались, почти все стали на сторону волхва и хотели убить епископа. Епископ, облекшись в ризы и взяв крест, вышел на площадь и сказал:
— Кто хочет верить волхву, пусть идёт за ним, а кто верует во Христа, пусть идёт ко кресту.
К епископу подошёл только князь Глеб Святославич со своей дружиной, а весь народ, „производя великий мятеж», устремился за волхвом.
Тогда князь Глеб, спрятав под полой своей одежды топор, подошёл к волхву и сказал:
— Знаешь, что будет завтра поутру и во весь день до вечера?
— Всё знаю! — отвечал волхв.
— А знаешь ли, что будет сегодня?
— Сотворю великие чудеса! — отвечал волхв.
Тогда князь выхватил топор и рассёк ему голову. Народ в ужасе разошелся.

Ростовские язычники прогнали от себя первых епископов, Феодора и Илариона, и едва не убили третьего св. Леонтия.
Не скоро могло утвердиться христианство и в Муромской земле, несмотря на старания св. князя Глеба, которому Владимир поручил эту область. Князю Глебу пришлось даже жить вне Мурома, жители которого оказались горячими приверженцами язычества.
В Курской области христианство стало распространяться только в начале XI в., в области же вятичей лишь в XII в.; также в Вологодском и Вятском крае, а в Олонецком оно стало утверждаться лишь в XIII в.
Многие из языческих верований и обрядов продолжали существовать очень долго, до самых московских времён, среди принявших крещение. Даже при царе Иване Грозном духовенству приходилось жаловаться на приверженность простонародья к несомненно языческим верованиям.
Тем не менее, христианство все-таки распространялось в народе, все шире и глубже входило в народное сознание. Привязывая народ к Церкви, оно заставляло людей сильнее чувствовать взаимную связь; отдельные края, исповедуя одну веру, ближе сливались друг съ другом, сплачиваясь в один православный народ. В этом смысле христианство много сделало для роста Русской земли — не даром эта земля издавна привыкла называть себя православной Русью, святорусской землей, указывая тем на христианство, как на одну из основных черт своей народности.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.