Когда на Руси праздновали Новый Год

Древнерусский Новый год — когда его праздновали?

Под конец года, подбивая итоги того, что удалось пережить, а чего удалось избежать, невольно вспомнил о таком явлении, как древнерусский, он же древнеславянский новый год. А, вернее, даже не о нём, а о всяких славянствующих многобожниках… Помнится, обещал как-то вернуться к этой теме, да всё то недосуг, то не до сук…

Их, этих неоязычников, конечно, стало сильно меньше в последнее время — сказывается СВО. Всё же основная масса долбославов транслировала свои вирши со всем известных территорий, отравляя сознание несведущих откровенно подложной информацией, искажающей историю Руси.

Ну да довольно вступлений. О древнеславянском Новом годе как о праздновании и сакральных символах скажу следующее: праздновали его не в сентябре вместе с евреями, как то любят делать современные любители пеньков, ссылающиеся на так называемое Новолетье. Да и каком лете (вдумайтесь сами!) можно говорить в сентябре. Это в жарких Израилях с Африками в этот момент лето. У нас в России, даже на территориях исторической Руси, в те годы на носу была самая настоящая зима… Холоднее тогда было в среднем по планете, если выражаться коротко. Отбросив софистику, напомню, что с сентября новое лето начали отмечать только в 1492 году. До того момента Русь праздновала начало нового витка планеты вокруг Солнца в… марте, ребята! В марте! И, если приблизительно прикинуть что к чему, то в качестве настоящего Нового года мы находим в этой дате … Масленицу!

Да, ту самую масленицу с прекрасно сохранившимся символом жизненного круга — блином! Тем самым блином, который перекочевал в нашу культуру из тьмы веков, из язычества, и, хоть не стал символом рождения чего-то нового (рождение человека блинами как-то не отмечают), всё же полностью своего ритуального значения не потерял — на поминках человека повсеместно у православных принято подавать блины. Видимо, как символ некоего жизненного цикла, конца и начала.

Так-то, ребятки.
Подписывайтесь на меня по ссылкам, а я вам потом ещё пищи для размышлений принесу.

Я в Дзене